История русской философии (комплект из 4 книг) В. В. Зеньковский

У нас вы можете скачать книгу История русской философии (комплект из 4 книг) В. В. Зеньковский в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Политическая литература, Москва, г. В книгу включены отдельные работы и извлечения из трудов философов разных эпох, включая и современность. Предназначенная в помощь тем, кто изучает курс философии по учебнику для вузов Введение в философию под ред.

Фролова , она представит интерес для широкого круга читателей, интересующихся философской проблематикой. Человек и его место в мире 1. DjVu , Отсканированные страницы Автор: Владимир Гептнер , Николай Наумов Год выпуска: Содержание и план книг требуют некоторых пояснений. Здесь описаны все виды отрядов, включая и те, которые ныне истреблены, но в историческое время обитали на территории нашей страны.

Только таким образом может быть дано правильное представление о современной фауне и можно судить о её изменениях. Из запланированных 3-х томов монографии "Млекопитающие Советского Союза" было выпущен Ее автор — крупный математик, выдающийся философ и общественный деятель XX века, лауреат Нобелевской премии в области литературы. Бертран Рассел Год выпуска: Образовательный , философия Издательство: Ирина Ерисанова , Илья Прудовский Продолжительность: Глубокое содержание книги Рассела облечено в легкую, изящную форму философских очерков и эссе.

Автор уделяет большое внимание не только идеям, но и личностям рассматриваемых им философов. По однозначному мнению специалистов эта книга является одним из самых удачных из Богдан Ступка читает текст Описание: Включает в себя серий. Рассмотренны этапы формирования территории Украины. Полезен также всем любителям истории. Это издание является, по существу, углубленным, несколько более детализированным преемником уже знакомого Вам, супер-востребованного проекта "Страна.

Современными средствами, с использованием самых передовых криминалистических методик, фильм расследует обстоятельства смерти русских верховных правителей.

С позиций современной науки судмедэксперты, химики, археологи и медики анализируют всю ту сумму сведений о человеке и его последних днях, которые донесли до нас летописи, воспоминания очевидцев, медицинские записи лекарей, а также …. Россия , " Крылья России " Режиссер: Военный альпинизм существовал в той или иной форме с тех пор, как люди с целью боевых действий стали появляться в горах. История прямо указывает на факты побед или поражений войск в горах в прямой зависимости от того, как они были подготовлены к подобным действиям.

Значение альпинизма отчетливо проявилось во время ВОВ, когда боевые действия с равнинных плацдармов Как выяснили недавно историки, Леонид Ильич единственный из руководителей советского государства вел дневник, в котором ежедневно записывал свои мысли, дела, беседы и встречи.

Только сейчас этот ценнейший документ попал в руки исследователей. Брежнев был предельно откровенен в своих записях. Семь навыков высокоэффективных людей. Как разговаривать с м даками. Подсознание может все Рейтинг: Семь навыков высокоэффективных людей Рейтинг: Деньги, успех и Вы Рейтинг: Когда не знаете, что Делать Рейтинг: На первом месте здесь и стоят различные течения мистицизма в начале XIX века.

Их было очень много в это время[13], но для нас важно остановиться только на двух мистиках — на Лабзине и Сперанском. С иными чертами мистицизм выступает у М. В мистицизме Лабзина и Сперанского ярче, чем в других мистических течениях того времени в России, выступает связь мистических исканий с общим духовным переломом, который был связан с выхождением русской мысли на путь свободных, то есть внецерковных — построений.

Еще ярче это обнаруживается в чисто философских исканиях начала XIX века, — и, конечно, не случайно то, что эти искания больше всего тяготеют к Шеллингу, но Шеллингу в его натурфилософии. Эта особенность русского шеллингианства, позже уступающая место увлечению эстетикой Шеллинга и немецких романтиков вообще, восстанавливает связь философских движений в начале XIX века с натурфилософскими интересами у русских масонов конца XVIII века Шварца и его друзей.

Надо отнести за счет общего роста философской культуры в России во второй половине XVIII века и особенно за счет преподавания философии в высших школах - возрастание интереса к чисто отвлеченным темам.

Мы уже упоминали о переводах часто рукописных Канта и его последователей, но. С их появлением все чаще русская молодежь уходит в занятия философией. Больше всего достойны упоминания проф. Buhle в Москве, проф. Buhle был очень знающим ученым, излагавшим все ясно и увлекательно; впрочем, в России он больше занимался вопросами литературы.

Но изучение Канта все же хоть и медленно, но неуклонно просачивалось и через университет, и через духовные академии. Гораздо более значительным и ярким человеком был Шад, пострадавший от того разгрома философии в университетах в году, который затронул университеты в Петербурге, Казани и Харькове. Шад[33], бывший преподавателем философии в Харьковском университете в течение 5-ти лет — , принадлежал к числу последователей Фихте[34], оставил заметный след в истории философской культуры в России, как это видно по его ученикам[35].

Особенно заслуживает быть отмеченным тот факт, что проф. Павлов, сыгравший громадную роль в философском движении в России в х годах см. С эмпирической точки зрения, которую защищал Осиповский, это было наивно. Но уже у самого Шада фихтеянство переходило в Шеллингову натурфилософию, — а для судеб русской философии как раз является необычайно характерным чрезвычайное, можно сказать, жадное внимание к Шеллингу как натурфилософу. В сущности, русское шеллингианство не исчезло и доныне, — достаточно указать на громадное значение Шеллинга в мировоззрении Владимира Соловьева, значение которого живо до сих пор.

La philosophic et le probbme nationale en Russie au debut du XIX siecle, Книга Колюпанова очень богата фактами, касающимися развития философской культуры в России в начале XIX в.

Первым ярким — и притом наиболее близким к оригиналу — проявлением русского шеллингианства были у нас произведения. Происходя из простого звания, он ти лет поступил в Киевскую Духовную Академию, но, не окончив ее перешел в Медицинскую Академию в Петербурге. По окончании ее Велланский был послан в Германию для завершения образования, — и здесь он чрезвычайно увлекся изучением философии и, по возвращении в Петербург, хотел получить кафедру философии. За отсутствием таковой в Медицинской Академии он занял кафедру ботаники.

Оппонентов не оказалось хотя трижды назначалась публичная защита диссертации , и Велланский получил ученую степень без защиты диссертации. Один историк[2] отказывается считать Велланского подлинным шеллингианцем вследствие того, что он остановился на натурфилософии Шеллинга и не последовал за ним в его последних произведениях.

Соображение более чем странное, — как будто принятие одних учений Шеллинга — должно сопровождаться исповедованием всех других его учений. Павлову тоже шеллингианцу Велланский писал: Он действительно был одинок, — несмотря на то, что натурфилософия очень интересовала русских людей в это время. Велланскийбыл натурфилософом, но всеже и философом как таковым.

В году писал кн. Действительно, Велланский брал у Шеллинга не только натурфилософию, но в значительной степени и его трансцендентализм. Однако не только у Велланского, но и в немецком, и в русском шеллингианстве самым влиятельным оказался у Шеллинга его поборот к реализму. Трансцендентализм у шеллингианцев как бы сморщивается; эта любопытная деформация основной философской позиции Шеллинга, — для которой сам Шеллинг давал, впрочем, очень много доводов, — имела место уже в Германии.

У Велланского, вслед за его реалистическим истолкованием Шеллинга, на первом плане стоит реалистически же понятая философия природы. Одно время он думал написать очерк общих идей философии[6], но не сделал этого, но не по отсутствию настоящего философского образования, как полагает Шпет[7], что очень трудно предположить в добросовестном ученом каким был Велланский , который собирался занимать кафедру философии. Все же из его сочинений можно извлечь довольно последовательный очерк гносеологии и метафизики.

Велланский защищал синтез умозрения и опыта: Эта общая метафизическая концепция, взятая у Шеллинга, не просто зачаровала Велланского, а была для него прозрением в сокровенную творческую тайну мира. Этим прозрением он вдохновляется в своих научных трудах. Велланский входит таким образом в состав школы Шеллинга, разрабатывает в духе его учений проблемы науки и Природы.

Он принимает учение о мировой душе, о принципе полярности в природе, о всеобщей одушевленности и органическом строении мира. У Шеллинга порядок идей был обратный, — он исходил из трансцендентального идеализма, а не приходил к нему, — но не один Велланский, но все шеллингианцы по существу вдохновлялись его метафизикой и ради нее принимали и трансцендентализм. Но принимал трансцендентализм Велланский всерьез и без колебаний, и хорошо понимал его логический примат[9].

Значение Велланского в развитии философских идей в России очень велико. Павлов, глава московского шеллингианства, относился к Веллан-скому с исключительным вниманием. Во всяком случае, в русском шеллингианстве, которое было чрезвычайно плодотворным для русской философской мысли, Велланскому принадлежит по праву первое место — не только в хронологическом смысле, но и в силу его серьезной и настойчивой работы в натурфилософии.

Другим русским шеллингианцем начала XIX века в России часто считают проф. Педагогического института и университета в Петербурге А. Тем не менее его значение в развитии философской культуры в России таково, что о нем нельзя не упомянуть.

Галич окончил Духовную семинарию в г. Севске , был потом учеником проф. Лодия[13], которым был отправлен в заграничную командировку. По возвращении в Россию Галич стал профессором в Педагогическом институте, а потом и в университете. Судьба Галича была печальна: Будучи уволен из университета и в скорости лишенный содержания, Галич бедствовал очень; в довершение его горькой судьбы, у него сгорела рукопись приготовленного им к печати сочинения. Еще большее значение имела его книга по вопросам эстетики.

Мы уже отмечали при ознакомлении с XVIII веком то значение, какое у русских мыслящих людей имела эстетика. Начиная с первых же годов XIX, века начинают умножаться у нас переводы руководств по эстетике; вопросы эстетики не только стоят на первом месте, но и окрашивают собой иные философские интересы.

Русское шеллингианство в первое время лишь в одном Велланском занималось проблемами натурфилософии, — и только к м годам эта сторона шеллингианства стала снова привлекать внимание более широких кругов. Еще недостаточно обследовано развитие журнальной и книжной литературы, появившейся в первые десятилетия XIX века и посвященной вопросам эстетики. Во всяком случае, эти вопросы привлекали к себе всеобщее внимание — особенно в связи с литературными спорами между так называемыми классическим и романтическим направлениями.

Книга по эстетике Галича, не блиставшая оригинальностью, иногда туманная, все же подымала вопросы эстетики до философской высоты; она, несомненно, оставила свой след в истории эстетических исканий х — х годов[14]. Из других русских шеллингианцев упомянем прежде всего о М. Павлове — , который прошел Духовную Семинарию в Воронеже, потом учился в Харьковском Университете у Шада , откуда перешел в Московский Университет. По окончании его был послан в научную командировку в Германию, откуда вернулся восторженным поклонником Шеллинга и Окена.

В своих лекциях Павлов, обладавший даром. Эти лекции Павлова сослужили большую службу для развития философских интересов среди талантливой молодежи о философских кружках х годов см. Павлов и в гносеологии и особенно в натурфилософии был верным последователем Шеллинга[17], но он не шел дальше общих принципов трансцендентализма в гносеологии и лишь в натурфилософии был более смелым.

Но все эти статьи Павлова, свидетельствующие о том, насколько глубоко он был проникнут философией Шеллинга, не имели того значения, какое, бесспорно, принадлежало его лекциям. К шеллингианцам причисляют впрочем, всегда с оговорками проф. Давыдова — , который был учеником упомянутого выше проф. Его докторская диссертация была посвящена Бекону, из чего —. Несколько в русской философии, несмотря на ее несомненную связь и даже зависимость от западно-европейской мысли, развились самостоятельные построения, они связаны не только с логикой идей, но и с запросами и условиями русской жизни.

Насколько мне удалось вскрыть внутреннее единство и диалектическую связность в развитии русской философии, я старался представить это в своей книге с максимальной объективностью. Считаю своим долгом выразить мою сердечную благодарность всем лицам, которые снабжали меня книгами, - особенно я обязан в этом отношении Л. Настоящая книга ставит себе задачею познакомить читателей с историей русской философии - во всей полноте относящегося сюда материала, в его внутренней диалектической связности и исторической последовательности.

В нашей литературе есть немало трудов, посвященных отдельным русским мыслителям иди даже целым течениям русской мысли, - но истории русской философии во всем ее объеме еще нет на русском языке. Настоящая книга должна заполнить этот пробел и вместе с тем дать надежное руководство при изучении русской мысли. Самостоятельное творчество в области философии, вернее - первые начатки его - мы находим в России лишь во второй половине XVIII века, в XIX же веке начинается эпоха интенсивного, все более разгорающегося, философского движения, которое определило пути философии в России.

Общим ведь фактом в истории философии так было в Индии, в Греции, в средние века в Европе , является рождение философии, как самостоятельной и свободной формы духовного творчества из недр религиозного мировоззрения. Религиозное сознание, если оно оплодотворяет все силы духа, неизбежно и неизменно порождает философское творчество, - и вовсе не нужно при этом думать, что философская мысль всегда и всюду рождается из сомнения.

Гораздо больше философская мысль движется изначальными интуициями, которые, хотя и уходят своими корнями в религиозное миросозерцание, но несут в себе свои собственные мотивы и вдохновения.

Существенно здесь, однако, то, что философская мысль растет лишь в условиях свободы исследования, - и свобода внутренняя здесь не менее важна, чем свобода внешняя. Запад естественно сознавал себя наследником античной философии, связанным с ней живыми нитями - особенно благодаря тому, что латинский язык был языком церкви. Это давало в распоряжение раннего средневековья готовую философскую терминологию хотя, с другой стороны, эта терминология часто служила источником философских блужданий.

Совсем иное находим мы в путях России: Не одно богатое прошлое в этой жизни, но и живая философская современность вставала перед русскими умами в таком богатстве и силе, что это не только пробуждало философские интересы, но и стесняло их, давило на них. Нужны были огромные усилия для того, чтобы совместить в себе необходимою ученичество и свободное собственное творчество. В силу этого в истории русской философии сочетание указанных трех элементов философского творчества оказалось иным, чем это было на Западе.

С одной стороны, русская мысль всегда и навсегда осталась связанной со своей религиозной стихией, со своей религиозной почвой; здесь был и остается главный корень своеобразия, но и разных осложнений в развитии русской философской мысли.

С другой стороны, вдохновение свободы всегда было дорого русскому уму; почти всегда не Церковь, а государство было в России проводником стеснительной цензуры;, - а если в Церкви возникали свои стеснительные тенденции, которые благодаря давлению государства получали большую силу, то все же дух свободы никогда не угасал в недрах церковного сознания. Оба начала, нужные для философского творчества религиозное мировоззрение и свобода ума , наличествовали в России, когда она, переболев татарское иго, а позднее в начале XVII века так называемое "Смутное время", стала выходить на путь самостоятельного культурного действования.

Но третий фактор - наличность на Западе богатой и творческой философской жизни - имели как положительное, так и отрицательное значение. С одной стороны, приобщаясь к философской культуре Запада, русские люди как бы сокращали для себя путь собственного восхождения на высоты философской мысли и быстро входили в сложную философскую проблематику своего времени. В этом отношении достойно удивления то, с какой быстротой оказывались на высоте современности напр.

Целые поколения попадали в плен Западу, в страстное и горячее следование его созданиям и исканиям; Россия вообще отвечала живым эхо на то; что совершалось на Западе.